Жук-олень

Жизненный путь жука-оленя начинается с отложением самкой яиц. Причем яйца откладываются не как попало, а в предварительно выгрызенное углубление для каждого в тронутой тленом дубовой или буковой древесине - обычно в старых пнях, в подгнивших комлях порослевых деревьев. А это непростая работа, требующая немало усилий. Самка, посаженная в деревянную коробку то ли из липы, то ли из осины, за ночь может прогрызть, как мышь, стенку и уйти. Самец же этого сделать не может, несмотря на внушительной вид своих челюстей.

Вышедшая из яйца личинка питается древесной трухой, глубоко вгрызаясь в отмершую древесину и как бы перемалывая ее. Таким образом, личинки жуков-оленей играют весьма заметную роль в уничтожении и переработке мертвой древесины, будучи своеобразными лесными санитарами. Что и говорить: их пища не слишком питательна - зато и времени для развития у личинок предостаточно: целых пять, а то и шесть лет длится "детство" жука. Это в тридцать-сорок раз больше, чем жизнь взрослых насекомых. Столько времени жует личинка наполовину истлевшую древесину. За один сезон на таком малопитательном корме богатырем не вырастешь. В этой древесине еще и грибы живут, и они тоже идут в пищу будущим рогачам. Живых, пусть даже заболевших, деревьев олени, не в пример усачам-дровосекам, не трогают. Так что лесу от них только польза. На зиму личинка, конечно, цепенеет и может выносить сильное промерзание. Так, после бесснежных и морозных зим жуков-оленей ни в лесах, ни в дубравах не убавляется, а немало других жуков погибает.

Личинки жуков семейства рогачей, к которым относится жук-олень, замечательны одной особенностью - на бедрах средних ног у них есть нечто вроде короткой щеточки из хитиновых зубчиков, а на задних ногах - зазубренный кантик. Проводя им по щеточке, личинка может стрекотать. Только вот для чего ей это нужно, пока остается загадкой.

Окукливается личинка в уютной колыбельке, которую устраивает не в дереве, а в земле. Молодой жук выходит уже через месяц, но покидает колыбельку только к началу лета. Он появляется на свет, с уже готовыми "рогами", а не растит их, как настоящий олень. Воинственное же настроение у него появляется не сразу, и поначалу рогачи относятся друг к другу почти миролюбиво, хотя и без дружелюбия. Они ищут дубы со свежими, еще не заросшими трещинами от мороза, из которых вытекает сладковатый сок. На наш вкус этот сок не является приятным. Вытекая, он чуть-чуть сбраживается, пенясь. Из этих сочащихся ран, как из богатырского источника, пьют рогачи любимый напиток. Толкают друг друга, а некоторых более мелких любителей сладкого, вроде и не замечают, перешагивая. На этом тихом и неторопливом пиршестве присутствуют и самки, но их мало. И в июне - июле в сумерках можно видеть неуклюжие полеты жуков-оленей вокруг крон дубов и других деревьев.

Однако со временем движение сока понемногу иссякает, затягиваются и перестают сочиться раны-трещины, и самцы становятся день ото дня все воинственнее. И как-то сама собой напрашивается причина этой воинственности: возбуждающее действие дубовой "браги". Но, скорее всего, пьянящее влияние лесного напитка ни при чем, потому что не менее драчливы и те, кто его не пробовал вовсе. Теперь жуки, чаще вечерами и реже днем, летают по лесу в поисках достойных соперников. Каждый готов к поединку в любой момент и вступает в него без колебаний и в любой обстановке. Жажда сразиться, кажется, дороже собственной жизни: с одинаковой яростью схватываются жуки даже тогда, когда человек держит обоих бойцов в руках. Никакого предварительного выяснения отношений, никаких угроз, никакого ритуала. Стычка немного напоминает классическую борьбу и ведется по простым правилам: надо оторвать соперника от опоры и сбросить его с дерева. Неудачник не падает на землю, а успевает в падении развернуть крылья и, не помышляя о реванше, улетает прочь искать удачи в другом месте.

Перейти на страницу:
1 2 3 4