Иные причины, влияющие на продолжительность жизни.

Своеобразная черта уклада — «социальная импликация» («подразумевание») долголетия влиятельного и ценного чле­на группы. Это сформировавшееся в абхазском этносе поня­тие «настоящего старика», которое в дальнейшем могло быть уже достаточно не зависимо от реального биологического дол­голетия. Получалось некое «социальное долголетие» — возве­дение в статус долгожителя — глубокого старика — людей, еще далеко не достигших этого возраста. Этнологи считают «социальное долголетие» самостоятельным этнокультурным феноменом, который в своей дальнейшей эволюции подчиня­ется социальным закономерностям. В целом перечисленные выше особенности уклада содействовали престижу старости и активному долголетию. В истории народа это был интуитивно найденный путь к продлению человеческой жизни. Смотрите подробности труба пнд 160 здесь.

Антропологическое изучение самих долгожителей весьма затруднительно из-за их малочисленности, возрастных дефор­маций фигуры, дефектов осанки и т. д. По сути, отсутствуют и вполне корректные антропометрические нормативы для лиц старше 90 лет. Сравнение возрастных изменений скелета у детей и взрослых из долгожительских и недолгожительских семей не показало наличия между ними достоверных разли­чий. Это дало основание предположить, что носителем специ­фических свойств долгожительства является вся популяция, продуцирующая долгожителей (Павловский, 1987). Поэтому наряду с обследованием самих долгожителей и их родствен­ников большое значение придается изучению морфо-функционального статуса всей этно-территориальной группы, в кото­рой существует высокий процент долгожителей, то есть, долгожительской популяции.

С 1978 года в Абхазии проводилось комплексное антрополого-этнологическое, медико-биологическое и социо-демографическое обследование долгожительских популяций в рам­ках совместного советско-американского проекта по изучению долгожителей в СССР и США.

Заметное уменьшение роста отмечается у мужчин-абхазов после 70, у женщин — после 60 лет. В возрасте 80—90 лет длина тела мужчин была на 6 см меньше, чем в 20—29 лет (соответственно, 163,3 и 169,4 см). У женщин разница состав­ляла 8,6 см, в 80—90 лет их рост был равен 149,5 см. Снижался и вес. Так, у женщин 80—90 лет он был на 12 кг мень­ше, чем у молодых женщин (соответственно, 48 и 60,26 кг).

Итальянские ученые отмечают, что у долгожителей происхо­дит резкое падение веса мускульного и жирового компонен­тов, их развитие значительно ниже нормативов для лиц 70—89 лет в США и Европе.

У мужчин-абхазов из долгожительских групп явно преоб­ладает мускульный или близкиё к нему мускульно-грудной и грудно-мускульный типы конституции, составляющие в сред­нем 56,7%. Для женщин довольно характерны типы с хоро­шо развитым скелетом и мускулатурой. Жироотложение у мужчин развито слабо, особенно на конечностях; у женщин жировой компонент достаточно выражен.

В целом антропологический статус долгожительской попу­ляции характеризуется тенденцией к средним размерам тела, оптимальным соотношением основных его компонентов, хо­рошим развитием мускульного компонента, массивностью скелета, «средними» пропорциями тела, обычно цилиндри­ческой грудной клеткой; основной обмен несколько понижен (мужчины) или средний (женщины). Можно говорить об оп­тимальности группы по комплексу развития основных ком­понентов тела и уровню кислородных трат и гемодинамики.

В периоде старения отмечены замедленные темпы возраст­ных изменений скелета. В некоторых группах у женщин 60— 65 лет старческие проявления вообще могут отсутствовать, тог­да как обычно они встречаются постоянно после 40—45 лет.

Перейти на страницу:
1 2 3 4 5 6