Клонирование исключительных личностей.

Выдающиеся люди ценны во многих отношениях, как культурных, так и финансовых. Например, в США кинозвезды и звезды спорта часто стоят сотни миллионов долларов. Давайте рассмотрим конкретный пример Клинта Иствуда. Его фильмы за 30 лет принесли несколько миллиардов долларов. Сегодня ему 67 лет и он приближается к завершению своей актерской и режиссерской карьеры. Он один из самых популярных из ныне живущих кинозвезд. Как сказал Ричард Шикель в своем очерке об Иствуде, "Для актеров, более чем для кого бы то ни было, генетика - это судьба". Культурное и экономическое значение клонирования Клинта Иствуда было бы громадным. Десятки миллионов поклонников были бы в восторге. К тому же, это могло бы быть сделано очень подходящим образом. Он, несомненно , имеет финансовые ресурсы, чтобы оплатить эту процедуру. Его новая жена сейчас в детородном возрасте, и смогла бы легко выносить и родить ребенка, который воспитывался бы в их семье. Если бы семья Иствудов решила, что они хотят это сделать, почему правительство должно это запретить? Отчего бы это должно быть преступлением?

Рис.5. Клинт Иствуд.

Та же аргументация относятся и к звездам спорта. Например, предлагали клонировать Майкла Джордана, супербаскетболиста. Разумеется, это должно делаться только с одобрения мистера Джордана и женщины, предпочтительно замужней, которая желает растить этого ребенка. Миллионы поклонников баскетбола с радостью восприняли бы сообщение об успешном клонировании Майкла Джордана. Также был бы широкий интерес и много побудительных стимулы для клонирования других главных фигур в спорте, например Вильта Чемберлена, Вилли Мейс, Теда Вильямса, последнего бейсбольного игрока большой лиги с личным счетом более 400 очков. Конечно, нам придется подождать около 20 лет, чтобы близнецы этих великих людей спорта достигли совершеннолетия. Кроме того всегда есть вероятность, что близнецу спортсмена спорт может оказаться неинтересен. Однако при открывающихся перед ними возможностях зарабатывать миллионы долларов это не кажется слишком вероятным.

Почему не следует также разрешать клонирование выдающихся представителей интеллигенции и ученых, таких как научного фантаста-провидца Артура С. Кларка, д-ра Джонаса Салька, изобретателя полиомиелитной вакцины и даже самого д-ра Яна Вильмута? Вильмут определенно получит Нобелевскую премию в категории медицина/физиология. Действительно, стоило бы клонировать каждого из Нобелевских лауреатов ради того будущего вклада, который их близнецы могли бы потенциально внести в науку. Опять же речь идет о решении, которое делается непосредственно вовлеченными индивидами: донором ДНК, женщиной, которая будет вынашивать ребенка и ее мужем, который будет помогать растить этого ребенка.

Рис.6. Артур С. Кларк

Клонирование разумно даже и в случае простых смертных. Понятие "исключительных людей" не ограничивается кинозвездами и лауреатами Нобелевской премии. Всем нам известны люди, которых мы уважаем и которыми восхищаемся. Иногда мы говорим себе, "Побольше бы в мире таких людей, как этот!". Клонирование людей позволяет нам пойти дальше пустых размышлений подобного рода. Предположим, старый дядюшка Макс - прекрасный человек, к которому с любовью и уважением относятся в обществе и в семье. Его племянница со своим мужем решают, что они бы хотели иметь ребенка, такого же, как дядюшка Макс. Он польщен и согласился позволить себя клонировать. Почему же Конгресс США в своей бесконечной мудрости должен вмешиваться и объявлять дядюшку Макса и его племянницу преступниками, которых следует арестовать полиции по делам воспроизводства населения и посадить в тюрьму? Где же тут вредные последствия для них самих и для общества? Почему это должно быть преступлением?

Что же мы можем ожидать от человеческих клонов? Ответ вытекает из изучения обычных идентичных близнецов. По внешности клон практически полностью повторяет оригинального индивида, имеет практически тот же рост и телосложение. Для известных супермоделей и кинозвезд это может оказаться наиболее важными качествами. Идентичные близнецы имеют 70-процентную корреляцию в интеллекте и 50-процентную корреляцию в чертах характера. Это означает, что если клонировать выдающегося ученого, то его клон-близнец может на самом деле оказаться еще умнее, чем исходный ученый! А если клон Элизабет Тейлор будет иметь несколько другой характер, разве это имеет значение? В настоящее время мы не можем с уверенностью сказать, какой процент близнецов выдающихся людей будет делать равные по значимости вклады в науку. Однако, если запретить клонирование, мы никогда и не узнаем. Решительность и энергичность - несомненно, важные характеристики многих выдающихся людей. А на них, похоже, сильно влияет генетика. Если же обнаружится, что клоны выдающихся людей не оправдывают репутацию своих предшественников, то стимул для клонирования людей ослабнет. Тогда мы увидим, что люди, будучи информированными, захотят производить клонирование менее часто.

Перейти на страницу:
1 2