Как смотрят птицы, что видят

Кроме положения глаз, большое значение имеет у птиц направление наиболее острого зрения каждого глаза. Это направ­ление зависит от анатомического устройства глаз разных видов птиц и никогда не бывает у них одинаковым. Наиболее острое зрительное восприятие у птиц обычно направлено вбок, за пре­делы бинокулярного зрения, что позволяет летящей птице иметь справа и слева но зависимые друг от друга поля ясного зрения.

Показательно в этом отношении сравнение ласточек и стри­жей. И те и другие кормятся в воздухе однородной пищей — воздушным планктоном, а глаза у этих птиц устроены по-раз­ному. Стриж смотрит в основном вперед. Другое дело — ласточ­ка. Острое зрительное восприятие у нее направлено главным образом вбок, и она превосходно замечает каждую мошку, про­мелькнувшую мимо нее, спереди ли она пролетела или сбоку. Летательный аппарат у ласточки таков, что она может сейчас же сделать поворот и схватить промелькнувшую добычу. Ско­рость полета ласточки не так уж велика, и она делает разворо­ты на месте очень легко. Стриж делать разворот на месте не может, он слишком стремительно летает. Из-за особенностей своего зрения стриж просто и не заметит мошку, которая нахо­дится сзади, он ловит только то, что спереди. Какой способ охоты «выгоднее»? Пока воздушного планктона в воздухе много, это совер­шенно все равно. Но когда в воздухе пищи становится меньше, первым попа­дает в трудное положение стриж. Того, что он «пропашет» своим клювом в воз­духе по прямой, ему уже недостаточно. Возможная пища справа и слева от него скрыта благодаря особенностям зрения. Ласточка же превосходно выходит из положения, поворачиваясь за каждой промелькнувшей сбоку мошкой. Мало того, она может даже, летая вдоль при­гретой солнцем скалы или стены дома, спугивать крылом насекомых и тут же их схватывать. Поэтому стриж не мо­жет долго задерживаться у нас до осени, а ласточка может. Птицы мало смотрят вверх. Для них главное то, что проис­ходит на земле. Это сказывается и га устройстве их глаз. В сет­чатой оболочке дневных птиц, верхний ее сегмент, тот, который воспринимает лучи, идущие от земли, более насыщен так называемыми биполярными[2] клетками и ганглия­ми[3], скажем попросту, лучше видит, тогда как нижний сегмент, отражающий небо, обеднен этими образованьями. Вот и приходится птице, если ей нужно повниматель­ней рассмотреть, что проис­ходит на небе (скажем, не ле­тит ли хищник), закидывать голову на спину и смотреть вверх в таком положении.

Что отражают глаза птицы, имеют ли они «выражение»? У ястреба светло-желтые глаза, они оставляют неприятное впе­чатление, кажется, что ястреб обладает злым характером. Одна­ко здесь дело вовсе не в характере, просто радужина у этого хищника желтая, а глаза его не выражают ровным счетом ничего. Глаза старых бакланов светятся глубоким зеленым тоном и тоже ничего не выражают. Все это — внешнее оформление глаз, не связанное с тем, как птица себя ведет.

Некоторые виды птиц должны хорошо видеть в разных сре­дах. Крохаль, например, и баклан видят хорошо в воздухе и ничуть не хуже в воде. Для этого нужна повышенная способ­ность к аккомодации[4]. И действительно, баклан способен изме­нять преломляющую силу глаза на 40—50 диоптрий[5], тогда как человек — всего только на 14—15 диоптрий. Но вот у сов спо­собность к аккомодации совсем незначительна, каких-нибудь 2—4 диоптрии. Вследствие этого они, по-видимому, ничего не могут видеть в непосредственной от себя близости.

Задают иногда вопрос, есть ли у птиц цветное зрение. Ответ на этот вопрос напрашивается сам собою. А для чего же тогда птицам яркие краски, для чего пестрая и часто весьма, ориги­нальная расцветка? Наблюдения показывают, что многие детали оперения птицы имеют сигнальное значение для них и прекрас­но ими воспринимаются. Другое дело — видят ли птицы цвета именно так как видит их человек. Это остается еще неясным. Но, видимо, особых отличий глаза птицы в этом отношении не имеют. Птиц иногда удается, например, дрессировать на цвета.

Перейти на страницу:
1 2