Проблема антропоморфизма при изучении поведения животных

Классическая зоопсихология зародилась в начале ХХ века внутри психологии. Психологов издавна интересовала проблема эволюционного возникновения специфических человеческих психологических функций ( к ним относят мышление, произвольное внимание и произвольную память, интуицию, волю, и др.). Кстати, специфические человеческие функции были названы Выготским высшими психологическими функциями (по терминологии Выготского - именно психологическими, а не психическими - тем самым он подчеркивал знаковое, языковое общение как условие их появления). Проблему эволюции ВПФ полагали разрешить, изучая психику животных. Но исторически сложилось так, что зоопсихология постепенно выродилась в науку, изучавшую главным образом вопросы научения на белых крысах.

В пору расцвета зоопсихологии большинство психологов занимались поисками “общих закономерностей поведения во время процесса научения”, которым, по их мнению, должны подчиняться разные формы поведения у самых различных видов. Поэтому зоопсихологи считали, что выбор изучаемой реакции может быть произвольным, не зависимо от того, существует ли такое поведение в природе у данного вида, или не существует.

Классическим методом зоопсихологии является лабораторный эксперимент с последующей математической обработкой полученных данных , включая статистический анализ и контроль за переменными.

После сбора фактического материала начинается этап толкования полученных данных, формулировки теорий. (Часто выдвижение гипотез предшествует сбору фактического материала). И на этом этапе перед всеми исследователями, изучающими животных ( будь это “классические” этологи или “классические” зоопсихологи), встает крупная проблема : как избежать антропоморфизма.

Антропоморфизмом называют тенденцию наделять животных человеческими качествами, которых они не имеют. Антропоморфизм - проявление общего свойства, присущего человеку, а именно - свойства проецировать себя на предмет изучения. Вот что пишет по этому поводу Карл Юнг (в работе “Дух Меркурий”): “Практический опыт вновь и вновь показывает нам, что всякая продолжительная поглощенность каким-либо незнакомым предметом действует на бессознательное как почти неотразимая приманка, побуждая его проецировать себя в неведомую природу предмета и принимать вытекающее отсюда (предвзятое) восприятие и произвольное толкование за объективные. Нет сомнения, что (это явление) представляет собой не вполне изжитой остаток первобытности: ведь на первобытном уровне вся жизнь управляется анимистическими “предпосылками”, то есть проекциями субъективных содержаний в объективные данности.”

[Работа Юнга “Дух Меркурий” раскрывает символическое значение средневековой алхимии как науки, “исследующей” закономерности человеческого бессознательного. Юнг показывает, что алхимики только пользовались химическими манипуляциями и химическим жаргоном, но смысл всей работы алхимика заключался в том, что алхимик переводил свои внутренние состояния в материальные действия. Этому служили бессознательные проекции. Например, алхимики, ведущие поиск “философского камня”, символически осуществляли процесс самореализации и индивидуации ( обретения целостности и отделения от коллективного бессознательного)].

Перейти на страницу:
1 2 3