Нет ничего, неподвластного смерти.

Нет ничего неподвластного смерти. Даже сама Вселенная, судя по всему, не бессмертна. Солнечные системы распадаются, теряя форму. Ослепительные солнца, пожив миллиарды лет, сгорают и гибнут. Континенты распадаются в прах, горные хребты сглаживаются, моря высыхают. То, что человек смертен, доподлинно известно. Первый неоспоримый постулат формальной логики гласит: «Все люди смертны». Как гласит известная латинская поговорка «Memento mori!». Человечество старается продлить жизнь - медицина, социальные условия, питание, но с другой стороны он становиться зависимым от этих факторов. В сущности, задача медицины сводиться к предотвращению «несвоевременного» наступления старости, дряхлости и смерти человека – максимально возможному замедлению деструктивных процессов любой этиологии в его организме, в том числе тех, которые являются следствием повреждающего действия среды, но, главное, происходящих в органах и тканях. Для получения лекарства против старения необходимо наблюдать контрольную и опытную популяцию в течение периода жизни (до максимального возраста), плюс период геропротекторного прироста. Следовательно, на лицо логический тупик, т. к. нет возможности строгой проверки эффективности данных геропротекторных технологий. Пока пройдет опробование этих средств смениться не одно поколение Еще несколько лет десятилетий человеческая популяция будет жить в «переходном» периоде. Можно ли в этих условиях ставить вопрос о геропротекторах. Выход может быть найден в том, что необходимо проводить диагностику уровней и скоростей процессов старения организма в целом и отдельных его частей, т. е. Характеристик биологического возраста и получение на этой основе с использованием современных методов математики и статистики достоверных прогнозов ожидаемой продолжительности жизни.

Вектор современной технической цивилизации принципиально направлен против биологической сущности живого организма, человека, который - по Н. Амосову – «проген», но это его прочность не симметрична известной хрупкости его эволюционно молодой высшей нервной деятельности, от которой в значительной степени зависит функция других жизнеобеспечивающих систем. В XXI веке здоровье людей будет определяться экологической обстановкой.

Август Вейсман (германия) утверждает, что механизм старения выработался в процессе эволюции как некий способ очистки вида от старых особей, то есть фактически убивало особи с испорченным генетическим материалом. Но с другой стороны старение не нужно, так как если бы его не было в популяции было бы больше здоровых особе и это было бы выгодно.

Все успехи медицины сдвигают рамку продолжительности жизни, но максимальный её придел остается прежним.