Сексуальные отклонения.

Случаи сексуального отклонения случаются у пернатых и животных разных видов. Наблюдалась пара гусаков Макс и Копшилиц, которые были более чем привязаны друг к другу. Поскольку ни одна разнополая пара не в состоянии им противостоять, такая пара гусаков приобретает очень высокое, если не наивысшее положение в иерархии своей колонии. Они хранят пожизненную верность друг другу, по крайней мере не меньшую, чем в разнополых парах. Когда их разлучили, то через год они спаровались с самками и обе пары вырастили птенцов. Когда Макса вернули без семьи , второй гусак моментально бросил свою семью и вернулся к нему. . Супруга Копфшлица и его сыновья, по-видимому, оценили ситуацию совершенно точно и пытались прогнатьМакса яростными атаками, но им это не удалось. Сегодня два гусака держатся вместе, как всегда, а покинутая супруга Копфшлица уныло ковыляет за ними следом, соблюдая определенную дистанцию .Данное поведение можно рассматривать как “гомосексуальность”, однако им извращение более ”простительно”, так как самцы и самки у гусей различаются меньше чем у людей. Они правда никогда не совокупляются и не производят заменяющие действия, либо делают это в крайне редких, исключительных случаях. После торжественного исполнения церемонии-прилюдии к совокуплению, они намереваются перейти к копуляции, каждый пытается взобраться на другого и ни один не думает распластаться на воде на манер самки. Дело заходит в тупик. Каждый из них в какой-то степени относится к другому как к своей жене, но если она несколько фригидна и не хочет отдаваться -- это не наносит заметного ущерба их любви. К началу лета гусаки привыкают к тому, что копуляция у них не получается, и прекращают свои попытки; однако интересно, что за зиму они успевают это забыть и следующей весной с новой надеждой стараются потоптать друг друга. Интересно, что эти гусаки оказываются невероятно притягательны для одиноких самок, что вероятно объясняется их высоким иерархическим рангом, который они приобретают благодаря объединенной боевой мощи. Во всяком случае, рано или поздно находится гусыня, которая на небольшом расстоянии следует за двумя, но влюблена -- как показывают детальные наблюдения и последующий ход событий -- в одного из них. Поначалу такая девушка стоит или соответственно плавает рядышком, как бедный "третий лишний", когда гусаки предпринимают свои безуспешные попытки к соитию; но рано или поздно она изобретает хитрость -- ив тот момент, когда ее избранник пытается взобраться на партнера, она быстренько втискивается между ними в позе готовности. При этом она всегда предлагает себя одному и тому же гусаку! Как правило, он взбирается на нее; однако тотчас же после этого -- тоже как правило -- поворачивается к своему другу и выполняет для него финальную церемонию. Спустя долгое знакомство, самка из более или менее нежелательного довеска к одному из гусаков превращается в почти полноправного члена группы, а через очень долгое время -- даже в совершенно полноправного. П.Скотт наблюдал у диких короткоклювых гусей в Исландии значительный процент семей, которые состояли из двух самцов и одной самки. Там биологическое преимущество, вытекающее из удвоения оборонной мощи отцов, было еще более явным, чем у наших гусей, в значительной степени защищенных от хищников. связи. Хотя при этом заметно нарушается моногамность половой активности, такой самец вполне нормально празднует триумфы со своей супругой , он во всех отношениях образцовый отец семейства - только при случае топчет других гусынь. В особенности он предрасположен к этому греху в тех случаях, когда его самки нет поблизости; например, он вдали от гнезда, а она сидит на яйцах. Но если его "любовница" приближается к выводку или к центру их гнездового участка, гусак очень часто нападает на нее и гонит прочь. Зрители, склонные очеловечивать поведение животных, в таких случаях обвиняют гусака в стремлении сохранить его "связь" в тайне от супруги, -- что, разумеется, означает чрезвычайное преувеличение его умственных способностей. Индивидуализация элементов поведения животных и птиц, их некоторые социальные проявления, являются результатом закономерности эволюционного развития в тесной связи с меняющимися условиями обитания, важнейшим фактором которого является деятельность человека. Определенный индивидуализм элементов поведения , можно рассматривать как врожденный, инстинктивный, однако некоторые моменты включают в себя навыки как результат научения, также в некоторых формах индивидуализации можно увидеть предпосылки интеллектуальных действий.