Львы

Границы территории своего прайда доминирующий лев метит, прыская на кусты смесью мочи и выделений анальных желез, и оповещает о том, что территория принадлежит ему, громовым ревом. Когда границы установлены, они становятся нерушимыми, и он готов защищать их, дерясь насмерть. В основе такого территориального поведения лежит потребность оградить самок прайда, которых он считает своей собственностью, от покушений других самцов, а потому их охотничий участок автоматически становится его территорией. В местах, где дичи мало, территория может простираться на пятнадцать километров во всех направлениях, а там, где есть на кого охотиться, она бывает много меньше. Те же львы, которые постоянно следуют за мигрирующими стадами, точно мародеры за войском, не имеют ни нужды, ни времени обзаводиться территорией. Прайды и территории для них завоевываются силой. Когда молодой лев — или несколько таких львов — начинает проявлять интерес к чьим-то владениям, это означает войну. Подобные вторжения — чаще всего сознательный вызов, брошенный владельцу. Если претендент достаточно силен, бой за господство может оказаться очень кровавым. Не так уж редко он кончается тем, что оба противника лежат на земле мертвые или умирающие. Львицы же отгоняют любую чужую самку, которая попробует присоединиться к прайду. Хотя в отличие от других территориальных животных, например волков, львы не столь бдительно патрулируют свои владения, они, как уже упоминалось, метят свои границы, и чужие львы, у которых не хватает сил или смелости бросить вызов владельцу, наткнувшись на такую метку, благоразумно сворачивают в сторону. Довольно часто один-два молодых холостяка постоянно бродят у границ территории, зловеще напоминая ее владельцу, что он не вечен.

Голодный лев накидывается на любое мясо, будь то мышь или бегемот. Ему не свойственны ни разборчивость, ни брезгливость. Падаль львы поедают с не меньшим удовольствием, чем только что убитую добычу. Львы едят и себе подобных: изголодавшиеся и раздраженные самцы нередко пожирают львят. Обычно львы обходят стороной животных много крупнее себя, но бывают случаи, когда они бесстрашно бросаются на больших и опасных животных и справляются с ними, хотя, казалось бы, эта добыча им не под силу — например, взрослый жираф или злобный шестисоткилограммовый африканский буйвол. Если туша достаточно велика, взрослый лев способен съесть 25—30 килограммов мяса за один присест, а затем добавить килограммов пятнадцать при следующей кормежке. Львы добывают пищу тремя способами: сами убивают жертву, отбивают или подбирают добычу других хищников и поедают животных, погибших от болезни или умерших от старости. Но свежая это туша или полуразложившаяся, большая или небольшая, добытая им самим или найденная, она всегда для льва важна, так как гарантирует ему выживание. Однако на нее покушаются и другие любители мяса, вроде гиен, шакалов и грифов, а потому льву приходится все время ее охранять. Одинокому хищнику редко удается съесть свою добычу без помех, но прайд успешно отгоняет непрошеных гостей и успевает пообедать у туши второй раз. Львы поедают добычу в строго установленном порядке: сначала вспарывается брюхо и съедаются сердце, печень и почки, а затем мясо вместе со шкурой. Доминирующий самец ест первым, даже если никакого участия в охоте не принимал. Е сли дичи в это время года много и он не особенно голоден, то другие члены прайда тоже могут быть допущены к пиру. Иначе они вынуждены ждать, пока он не насытится, и только тогда урывают свою долю. Львята едят последними, если для них еще что-то остается, и нередко доминирующий самец следит, чтобы они получили хоть какие-нибудь остатки.

Перейти на страницу:
1 2 3 4